Melon Fashion Group увеличит оборот до 17,2 млрд рублей

Melon Fashion Group, владеющая и управляющая брендами Zarina, befree и Love Republic, планирует до конца года нарастить оборот до 17,2 млрд рублей. Об этом в интервью "Деловому Петербургу" заявил гендиректор компании Михаил Уржумцев.

"В бюджете заложен рост на 23–24 проц. Оборот был 13,9 млрд рублей, сейчас план — достичь 17,2 млрд рублей по итогам года. Такой рост идет за счет открытия новых магазинов, релокаций и открытий больших форматов в тех торговых центрах, где у нас уже есть магазины, за счет прироста L–F–L (сопоставимые продажи), за счет увеличения онлайн–продаж. В общем, по всем направлениям мы хотим быть лучше и больше", - отметил он.

"По первому полугодию у нас все идет согласно планам", - добавил Уржумцев.

Melon Fashion Group растет как в офлайне, так и в онлайне. "Я был скептически настроен к онлайну, но он растет. Правда, к эффективности собственных интернет–магазинов на территории России я по–прежнему отношусь скептически, но маркетплейсы работают очень хорошо. Больше половины объема онлайна мы продаем через них. В целом весь онлайн в прошлом году занимал 7 проц наших продаж, в первом полугодии этого года доля выросла до 11 проц. Но свой интернет–магазин как витрину должна иметь каждая уважающая себя компания", - рассказал гендиректор MFG.

По мнению спикера, рынок одежды сегодня "нормально себя чувствует". "Он, может быть, не растет сумасшедшими темпами, но и не падает, поэтому главная задача игроков — быть лучше на этом очень фрагментированном рынке. Фрагментированном, потому что у нас топ–10 игроков занимают порядка 12–16 проц рынка, а на развитых европейских рынках — 30 проц. Поэтому потенциал есть у всех, кто может быть конкурентоспособным", - заявил Уржумцев.

Почему производство одежды в России практически не развивается

Михаил Уржумцев также рассказал "ДП" о том, почему в России плохо развивается производство одежды.

По его словам, в России есть фабрики, более–менее технически оснащенные, которые могут шить. "Но мы знаем, сколько это стоит в Китае, и, когда видим российские цены, волосы на голове дыбом становятся. И даже если мы однажды договоримся по цене, нам нужно открывать новый департамент. По мне, чем проще бизнес, тем он эффективнее. Чем он сложнее, тем больше возникает в цепочке звеньев, которые могут лопнуть, и вся цепочка порвется. Нам проще поехать в Китай, где у нас есть офис, встретиться с поставщиком, показать ему, что мы хотим сделать, и забыть об этом, зная, что через 2 месяца это будет у нас. Мы не думаем о том, где взять ткань, где — фурнитуру, мы знаем, по какой цене мы делаем все сразу. И в этой цепочке занят один человек, - отметил он. - А валютные риски никуда не исчезнут и в России, потому что вся ткань закупается за рубежом. У нас в стране не производится ничего конкурентного. Есть хорошие ткани для военных, хорошее сырье для спецодежды, но ничего близкого к тому, что вы носите, у нас нет. Чтобы это создать, нужны колоссальные вложения. Нужно терпение, воля и главное — мозги, кто это может сделать. С этими мозгами у нас, мне кажется, швах".

По материалам "Делового Петербурга"

Фото: Melon Fashion Group

 

ДРУГИЕ НОВОСТИ

СВЕЖИЕ ВАКАНСИИ

 

САМЫЕ ЧИТАЕМЫЕ НОВОСТИ